Введение суда в заблуждение статья

Мало кто знает, что в российском суде можно врать, не опасаясь никаких последствий. Что делать, если ваш оппонент постоянно меняет обстоятельства, которыми объясняет свои претензии? Юридическая служба «Нашей Версии» решила найти ответ на этот вопрос.

ООО «Диалан» (издатель газеты «Наша Версия») попала в абсурдную ситуацию в Хамовническом суде Москвы. Как только изначальная причина спора была дезавуирована, истец предъявил новые надуманные претензии.

Всё выглядит так, будто он подгоняет условия под желаемое решение своей задачи.

Вы спросите: как же уголовная статья за ложные показания? Отвечаем: она распространяется на свидетелей, экспертов и переводчиков, но не на истцов и ответчиков.

Главные герои судебных хроник, по сути, могут говорить что угодно, и ничего им за это не будет. Ложь истца мешает суду установить конкретные обстоятельства дела, что не только вредит репутации всей судебной системы. Решения судов, принятые на основе ложных показаний, обжалуются в вышестоящих инстанциях и, как следствие, приводят к росту нагрузки на судей. Вот почему это происходит.

Закон о «второй правде»

Судебная реформа идёт в России не первый год. Почти столько же судейское сообщество спорит о том, нужна ли ответственность за ложные показания для истцов и ответчиков. Одни считают, что сложившийся порядок даёт участнику процесса способ защитить своё право.

Истец и ответчик напрямую заинтересованы в исходе дела (причём в противоположном результате). Чья правда имеет место быть – должен решить суд, который обязан не только выслушать объяснения сторон, но и в совокупности изучить иные доказательства по делу.

Если лишить одну из сторон возможности отстаивать свою позицию (пусть и проигрышную), то процесс может потерять состязательность.

С другой стороны важно, чтобы такое поведение истца не привело к злоупотреблению правом. Поэтому иная часть судейского сообщества считает ситуацию в России парадоксальной.

Почему во всём цивилизованном мире участника судебного процесса наказывают за ложные показания, вне зависимости от его статуса, а у нас – нет? Почему только свидетелям и экспертам закон говорит, что врать нельзя? Наверное, все видели, как в американских фильмах герои, положив руку на Библию, клянутся говорить в суде только правду.

В британских судах искажение либо сокрытие фактов одной из сторон может перечеркнуть абсолютно все доказательства, на которые она опирается. Такая строгость стимулирует всех участников процесса отделять подтверждаемые факты от мнений, предположений и фантазий.

Правда может быть только одна. Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, факты на которые оно ссылается, как на основание своих требований и возражений (ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ). От того, на сколько удастся доказать зависит исход дела.

Беспомощность суда против лжи

Неужели нет никакой управы на истца, если он откровенно пытается ввести суд в заблуждение? Противники уголовной ответственности говорят, что можно использовать уже имеющиеся законодательные нормы.

Действительно, в теории можно привлечь лжеца к ответственности по нескольким статьям Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ, Гражданского кодекса (ГК) РФ и Арбитражного процессуального кодекса (АПК) РФ.

По теме

В частности, в соответствии со ст. 151 ГК РФ можно отсудить у оппонента компенсацию морального вреда в случае, если он предоставил суду недостоверные сведения.

Статья 1064 ГК РФ позволяет отсудить компенсацию материального ущерба, если таковой причинён потерпевшему в результате обмана суда ответчиком.

Но практика показывает, что на данный момент суды, скорее всего, не станут применять указанные нормы при искажении фактов истцом.

В ряде случаев ложные показания дают повод привлечь их автора к ответственности по ч.1, ст. 128.1 УК РФ («Клевета»). Но при таком раскладе придётся доказывать заведомый характер распространения порочащих сведений, а сделать это бывает непросто. Потому в лучшем случае вам придётся довольствоваться вынесенным в вашу пользу решением суда по предмету спора.

Безнаказанность порождает безответственность

Любой человек имеет право раскрыть своё видение ситуации, но факты он искажать не должен. Статья 431 ГК РФ устанавливает, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Но обстоятельства подписания документа оценивать сложнее.

Например, ответчик может настаивать, что оспариваемый договор был подписан в январе в Москве, а истец – что стороны договорились обо всём устно в августе при обмене сообщениями по электронной почте. В этом примере речь идёт о констатации двух разных фактов, одним из которых пытаются подменить другой.

К сожалению, обыватель привык в суде говорить то, что он хочет видеть в данной ситуации. А во всем мире, оказывается, суду надо говорить правду.

Введение суда в заблуждение статья

Алёна Сероштан, Юридический отдел ООО «Версия»

Такова практика европейских судов, где участник процесса излагает факты, влияющие на исход дела, под действием «affido» (лат. – «клятвенно удостоверяю»). Такая «присяга» произносится непосредственно в самом процессе или у нотариуса.

Если суд заподозрит сторону в искажении информации, он вправе отказать в рассмотрении иска.

Поэтому каждый участник процесса, сообщающий под присягой какую-либо информацию, осознает, что несет ответственность за неё, вплоть до уголовной, что приводит не только к совершенствованию судебной системы, но и повышению уровня правосознания среди граждан, участвующих в процессе.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

Некоторые наши сограждане, к сожалению, демонстрируют в судах полное отсутствие правосознания. Например, Евдокимов С. М. или его представитель по доверенности Николотова О. А. или Федина Л. А.

, директор юридической компании «Коннект», пытались лишить права собственности новых владельцев помещений в центре Москвы. Они хотели доказать, что цокольный и первый этажи дома по адресу Малый Могильцевский переулок, 4а являются «общими помещениями».

И что торги, проведенные по собственности города через площадку Сбербанка, по факту не могли продать площади жильцов.

Основанием были, похоже, лишь слова владельца комнаты в коммунальной квартире, который якобы хранил в указанных помещениях свои вещи, а также использовал их для прохода к техническим помещениям дома для снятия показаний со счётчиков. Предполагаем же мы только потому, что на самом деле неизвестно кто — юристы или жилец лавировал между собственными претензиями.

Введение суда в заблуждение статья

Ни одного серьезного документа в поддержку своих слов они предоставить не смогли. Ответчик пояснил, что все приборы учёта находятся в совершенно ином месте, для прохода к ним доступ в спорные помещения не требуется.

Казалось бы, спор можно считать оконченным, но судебный процесс продолжается. Истец уточнил исковое заявление, исключив из него часть претензий, связанных с узлами учёта. Потом увеличил права требования в двадцать раз по площади! Потом в два раза сократил.

Никак представители Евдокимова не могли определиться, что придумать на этот раз и что ещё запросить у суда.

Просили и документы из Росреестра, и из БТИ, и экспертизу, и звали в суд всех, включая управляющую компанию, которая правда потом пояснила, что не знает ни о каком общем имуществе в этих помещениях. Звали и город, который владел и сдавал эти помещения Наркологии с 89 года.

Каждые поступавшие документы в итоге свидетельствовали, что нет оснований верить словам Истца. В итоге суд терял время, отвлекались другие госорганы, предоставлявшие документы, ответчик терял время, помещения стояли в ожидании решения суда без дела.

Никакой ответственности за свои прежние голословные обвинения он, скорее всего, не понесёт. Правда, юристы, которые представляют его интересы, вряд ли могут улучшить свою репутацию за счёт подобного ловкачества.

Пожалуй, институт репутации адвокатов – единственное, на что остаётся надеяться российскому правосудию на фоне несовершенства норм, направленных против лжесвидетельства.

Мнение

Кирилл Штыхно, Начальник юридического отдела ООО «Версия»:

Введение суда в заблуждение статья

Кирилл Штыхно, Начальник юридического отдела ООО «Версия»

– К вышесказанному следует добавить, что наше издание сталкивается с данной проблемой не в первый раз. Чуть ли не в каждом процессе, где участвует наш издательский дом, истцы «манипулируют» первоначально предоставленными данными как им этого захочется.

И ответственности по законодательству за то, что обычно связывают с собственной невнимательностью или забывчивостью не несут. При этом наши юристы обращают внимание судов на данные факты, но суды должным образом не воспринимают их мнение.

Максимум судьи могут «пожурить» участника процесса за какой-либо «факт». Таким образом, мы видим здесь серьезную проблему, от которой зависят в первую очередь сроки рассмотрения судебных споров, которые зачастую искусственно затягиваются недобросовестными истцами.

Возможно, тут и стоит нашим законодателям обратить свой взор на европейский опыт.

Какое может быть наказание за введение суда в заблуждение по статьям УК, ГК, ГПК РФ

Истец, как заинтересованное лицо, и суд, как гарант соблюдения прав граждан, одинаково заинтересованы в верной трактовке ситуации, послужившей причиной обращения в судебные инстанции.

Читайте также:  Как оспорить (обжаловать) решение суда по кредиту

Адекватная трактовка возможна лишь при правдивом представлении сведений всеми сторонами судебного процесса: истцом, ответчиком, свидетелями.

Случается, что какой-либо из этих сторон представляется неверная информация, что приводит к введению суда в заблуждение. Это может быть совершено умышленно или же непреднамеренно.

Введение суда в заблуждение статья

Варианты обмана

Введение суда в заблуждение может быть совершено неумышленно.

Для примера вспомним сцену из фильма «Мимино»: истец при тяжбе с ответчиком за разбитую люстру был уверен, что она сделана из венецианского хрусталя и стоит очень дорого.

На самом же деле, люстра оказалась изготовлена из обыкновенного стекла и цена ее составляет весьма небольшую сумму. Истец этого не знал и неосознанно ввел суд в заблуждение.

Далее рассмотрим, каковы могут быть варианты преднамеренного обмана суда:

Дополнительно

Вводить в заблуждение суд может не только обвиняемый по делу и свидетели, но также и судебные эксперты. Часто доказательствами вины при рассмотрении дела выступают экспертные заключения. Путем подкупа или угроз ответчик получает от специалиста ложное заключение, которое и предоставляется суду.

  • представление сфальсифицированных доказательств: документов, справок и т. д., то есть предоставление заведомо ложных доказательств. Данное правонарушение классифицируется по статье 303 Уголовного Кодекса (УК) РФ. Более подробно об этом можно узнать из другой статьи нашего интернет-портала о предоставлении в суд подложных документов — . Как частный случай может рассматриваться обман суда как способ мошенничества;
  • представление заведомо ложной информации свидетелем, потерпевшим или экспертом. Существует дифференциация мер ответственности в зависимости от того, к какой категории относится рассматриваемое дело. Если дело является уголовным, то введение суда в заблуждение рассматривается в статье УК РФ № 307. Мера наказания зависит от тяжести последствий, нанесенных . Стоит отметить, что обвиняемый не несет ответственности за дачу ложных показаний;
  • злоупотребление процессуальным правом, например, введение суда в заблуждение относительно места жительства и прочих необходимых сведений для хода судебного процесса с целью дезорганизовать процессуальную деятельность по конкретному делу. Обязанность сторон процесса выполнять процессуальные действия закреплена в статье 35 Гражданского Процессуального Кодекса (ГПК) РФ.

Введение суда в заблуждение статья

Ответственность ответчика

Как уже отмечалось в статье ранее, ответчик не несет уголовную ответственность за введение суда в заблуждение. Ответственность за это можно вменить ответчику только по некоторым статьям ГПК РФ, Гражданского Кодекса (ГК) РФ и Арбитражного Процессуального Кодекса (АПК) РФ:

Способ введения суда в заблуждение
Законодательный акт
Мера ответственности
злоупотребление процессуальным правом ст. 111, ч. 2 АПК РФ возложение на виновного всех судебных издержек по процессуальным действиям
ст. 99 ГПК РФ выплата компенсации противоположной стороне за потерянное время
представление недостоверных сведений ст. 151 ГК РФ выплата денежной компенсации за нанесение морального вреда
ст. 1064 ГК РФ выплата денежной компенсации материального ущерба, если таковой был причинен потерпевшему в результате обмана суда ответчиком

Судебная практика и примеры

Доказать факт сознательного введения суда в заблуждение и вменить лжесвидетелю статью 307 УК РФ на практике зачастую бывает очень сложно. Ведь если данное действие было совершено посредством устного заявления, то виновный в обмане при уличении его во лжи всегда может сказать, что он также был кем-либо дезинформирован.

Стоит отметить: подозреваемые в даче ложных показаний суду могут быть освобождены от ответственности в случае, если на любом этапе судебного рассмотрения дела (но до вынесения приговора обвиняемому) они заявят о ложности предоставленных ими сведений.

При процессуальных действиях обязательно производится предупреждение сторон процесса за предоставление заведомо ложных сведений (ст. 176 ГПК РФ). Если же в ходе расследования уголовного дела выясняется, что свидетельские показания являются выдуманными, то свидетель привлекается к уголовной ответственности.

Пример: Гр. К. являлся свидетелем по делу об убийстве гр. И. гражданином В. Свидетель заявлял, что гр. И. напал на стройке на обвиняемого В. с куском арматуры. По словам свидетеля, В. вынужден был защищаться, вследствие чего нанес гр. И. несколько ножевых ранений, от которых тот скончался.

В ходе судебного расследования было выяснено, что преступление было зафиксировано камерой наружного наблюдения. На записи было видно, что гр. В. первым нанес потерпевшему удары ножом. Следовательно, свидетель К. представил суду заведомо ложные показания. Суд осудил гр. К. по ст. 307, ч.

2 УК РФ и назначил ему меру наказания в виде принудительных работ сроком 2 года.

Задайте свой вопрос и получите бесплатную юридическую консультацию

Ложь как основание для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в Определении Верховного Суда РФ от 11 марта 2021 г. № 306-ЭС20-16785 (1, 2)

Ложь, как основание для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в Определении Верховного Суда РФ от 11 марта 2021 г. № 306-ЭС20-16785 (1, 2)

В данном Определении Верховный Суд РФ подметил, что, приняв возражения ответчика, суды сосредоточили свое внимание на ошибочном предмете (знали истцы о существовании соглашения или нет).

В действительности же перед судами встал вопрос о том, может ли недобросовестное поведение одной из сторон спора, заключающееся в сокрытии ключевых для дела доказательств (что впоследствии подтверждено в рамках иного спора), являться основанием для пересмотра судебного акта и квалифицироваться в качестве вновь открывшегося обстоятельства (выделено нами авт.).

Разрешая данный вопрос, Судебная коллегия отметила, что «институт пересмотра судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам является чрезвычайным средством возобновления производства по делу и необходим для того, чтобы прекратить существование объективно ошибочных судебных актов в ситуации, когда об обстоятельствах, позволяющих сделать вывод о допущенной ошибке, стало известно после вынесения этих судебных актов.

Ограничение применения данного института вытекает из необходимости соблюдения принципа правовой определенности, в том числе признания законной силы судебных решений, их неопровержимости.

Таким образом, при определении критериев пересмотра должен быть соблюден баланс между принципом правовой определенности, с одной стороны, и недопустимостью существования объективно ошибочных решений, с другой».

Судебная коллегия Верховного Суда РФ сделала крайне важный вывод, который,  на наш взгляд, соотносится с практикой ЕСПЧ[1]:  «принцип правовой определенности не может защищать сторону, действовавшую недобросовестно и умышленно создавшую видимость отсутствия ключевых доказательств, которые имели решающее значение для дела и могли позволить полноценно провести судебное разбирательство.

При рассмотрении спора по существу определением от 22.03.2018 суд истребовал оригинал соглашения у ответчика, однако ответчик скрыл от суда это соглашение, впоследствии представив его во второе дело о взыскании долга.

Таким образом, в отношении вопроса о существовании соглашения ответчик вел себя противоречиво и непоследовательно, преследуя исключительно собственную выгоду в каждом конкретном деле, что свидетельствует о его недобросовестности[2].

По мнению Судебной коллегии, в подобной ситуации представление ответчиком во второе дело оригинала соглашения о расторжении открывало для его процессуальных оппонентов возможность ревизии результатов первого дела, при этом ответчик не имел права возражать против процедуры пересмотра, ссылаясь на принцип правовой определенности, поскольку сам действовал недобросовестно, утаив от суда ключевые доказательства.

Таким образом, имелись основания для пересмотра определения от 05.07.2018 по правилам пункта 1 части 2 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а выводы судов об обратном являются ошибочными».

Таким образом, в данном деле Верховный Суд РФ сделал вывод, что недобросовестное поведение одной из сторон спора, заключающееся в сокрытии ключевых для дела доказательств (что впоследствии подтверждено в рамках иного спора) является основанием для пересмотра судебного акта и может квалифицироваться в качестве вновь открывшегося обстоятельства.

То есть, Верховный Суд РФ согласился с тем, что ложь является юридическим фактом, выявление которой может послужить основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

Соответственно, представление доказательств о лжи стороны в процессе, не должно квалифицироваться как представление новых доказательств, поскольку вновь открывшимся обстоятельством будет установление процессуального злоупотребления правами – лжи, искажения, сокрытия фактических обстоятельств.

[1] Султанов А. Р. Ложь и правовая определенность // Вестник Гуманитарного университета. 2019. № 4 (27

[2] Уверен, что данное утверждение многих практикующих юристов повергнет в шок: разве они должны действовать не только в интересах клиента? Напомним, материальное право требует, что при установлении, исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию ( ч. 3 ст. 307 ГК РФ).

Вс не разрешил судам давать произвольную оценку доказательствам

Суды не могут давать произвольную оценку доказательствам: возможность судить и выносить решения по своему внутреннему убеждению не даёт судьям подобного права, разъясняет Верховный суд РФ.

Читайте также:  Поставить машину на учет в москве в 2021 году: где и как, адреса гибдд

Высшая инстанция рассмотрела неприятную ситуацию, с которой могут столкнуться вкладчики банка: у клиентки через личный онлайн-кабинет увели полмиллиона рублей, указав все необходимые персонифицированные данные. Верховный суд РФ рассказал о правах и обязанностях всех участников подобных споров — потерпевшей, кредитной организации, а также человека, на счёт которого поступил спорный перевод.

Суть дела

В суд обратилась клиентка «Сбербанка», у которой в 2015 году со счета «увели» 500 тысяч рублей: деньги сначала перечислили другой вкладчице, а затем 413 тысяч из них ушли неизвестным лицам. Заявительница посчитала, что клиентка банка, которой поступили её деньги, таким образом получила неосновательное обогащение и потребовала, чтобы та вернула ей средства.

Однако Кетовский суд Курганской области в удовлетворении исковых требований отказал, а апелляционная инстанция оставила это решение без изменения.

Суды посчитали, что истица не представила относимых и допустимых доказательств, подтверждающих увеличение стоимости имущества ответчицы за счет поступивших с ее банковского счета денежных средств, а также наличие причинно-следственной связи между перечислением денег ответчице и их дальнейшим поступлением на банковские счета третьих лиц.

Суды также указали, что раз ответчица потеряла свою банковскую карту, то она не имела возможности распоряжаться денежными средствами, поступившими на ее счёт.

Лишившаяся полумиллиона рублей вкладчица также пыталась судиться со «Сбербанком», но и в этом споре потерпела фиаско: вступившим в законную силу решением Гагаринского суда Москвы ей отказано в требовании о взыскании неправомерно списанных со счета денег.

Столичный суд решил, что у кредитной организации  отсутствовали законные основания для отказа в проведении операции,  поскольку в системе «Сбербанк Онл@йн» были введены правильные идентификатор, логин и пароли. А в соответствии с условиями договора банковского счета, тот, кто правильно вводит все данные, определяется как клиент банка.

  • Обязанности получателя денег
  • Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда сочла, что нельзя согласиться с постановлением об отказе в иске к вкладчице, на счёт которой поступили средства истицы.
  • ВС напомнил, что суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению.
  • «Однако это не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом», — отмечает высшая инстанция.
  • Она указывает, что каждая сторона процесса должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (часть 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса).
  • «По делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения или сбережения имущества ответчиком, а на ответчика — обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения или сбережения такого имущества либо наличие обстоятельств, при которых неосновательное обогащение в силу закона не подлежит возврату», — поясняет ВС.
  • В рассматриваемом деле судом установлен и никем не оспаривался факт перечисления 500 тысяч рублей со счета одной клиентки банка на счёт другой.
  • Денежные средства истицы на счет ответчицы были переведены помимо ее воли, иным неустановленным лицом, следует из материалов дела.

Ответчица же пояснила, что она поступившими на ее счёт деньгами не распоряжалась, а картой банка не пользовалась, так как потеряла ее. Она считает, что распоряжение денежными средствами осуществляли неустановленные третьи лица.

  1. «При таких обстоятельствах для правильного разрешения спора судам следовало установить, приобрела ли ответчица денежные средства именно заявительницы, доказано ли ответчицей наличие законных оснований для приобретения этих денежных средств либо предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса обстоятельств, в силу которых эти денежные средства не подлежат возврату», — поясняет ВС.
  2. Однако суды первой и апелляционной инстанций не дали какой-либо оценки этим обстоятельствам, возложив на истицу бремя доказывания увеличения стоимости имущества ответчицы и наличия у нее возможности фактически распоряжаться полученными денежными средствами, указал ВС.
  3. Он разъясняет, что сам по себе факт утраты ответчицей банковской карты не лишает ее права распоряжения денежными средствами, которые находятся на счете.
  4. Ответственность банка
  5. Кроме того, суды установили, что из перечисленных на банковский счет ответчицы 500 тысяч рублей третьим лицам ушли 413 тысяч, а 87 тысяч так и лежат на ее вкладе.
  6. При этом первоначальная принадлежность этих денег истице также установлена судом, и не оспаривалась сторонами, напоминает ВС.
  7. Однако апелляционная инстанция, отказывая во взыскании с ответчицы оставшейся на ее счету суммы, решила, что деньги могут быть взысканы только с ПАО «Сбербанк России».
  8. Между тем, согласно статье 845 Гражданского кодекса, банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет клиента денежные средства, выполнять его распоряжения о перечислении и выдаче определённых сумм и проведении других операций.
  9. Кредитная организация не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие непредусмотренные законом или договором банковского счета ограничения права вкладчика распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению, указывает ВС.
  10. «Права на денежные средства, находящиеся на счете, считаются принадлежащими клиенту в пределах суммы остатка», — отмечает он.
  11. Таким образом, оставшиеся от полумиллиона 87 тысяч рублей банку не принадлежат, поскольку находятся на счете клиента, которая не утратила право распоряжаться вкладом, поясняет высшая инстанция.
  12. В связи с этим, вывод суда о том, что данные денежные средства могут быть взысканы только с ПАО «Сбербанк России», является необоснованным, считает ВС РФ.

Он пришёл к выводу, что судебные инстанции допустили по делу существенные нарушения норм права, а принятые судебные постановления не отвечают требованиям законности и обоснованности. Вследствие чего высшая инстанция отменила решение и направила дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Алиса Фокс

Статья 179 ГК РФ. Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств

(в ред. Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ)1. Сделка, совершенная под влиянием насилия или угрозы, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.2.

Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки.

3. Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.4. Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пунктах 1 — 3 настоящей статьи, применяются последствия недействительности сделки, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. Кроме того, убытки, причиненные потерпевшему, возмещаются ему другой стороной. Риск случайной гибели предмета сделки несет другая сторона сделки.

Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая (Гришаев С.П., Богачева Т.В., Свит Ю.П.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2019)

Сделки, представительство, исковая давность: Постатейный комментарий к статьям 153 — 208 Гражданского кодекса Российской Федерации (отв. ред. А.Г. Карапетов) («М-Логос», 2018)

Общие положения об обязательствах: Учебное пособие (Хохлов В.А.) («Статут», 2015)

Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к разделу III «Общая часть обязательного права (под ред. Л.В. Санниковой) («Статут», 2016)

Путеводитель. Что нужно знать об обязательствах (КонсультантПлюс, 2020)

Путеводитель. Договоры и сделки (КонсультантПлюс, 2020)

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

Ст 179 ГК РФ дает основание потерпевшему обратиться в суд с иском о признании сделки недействительной, если он уверен, что совершил её под влиянием обмана.
Умолчание об обстоятельствах, имеющих существенное значение для покупателя, в данном случае также приравнивается к обману.

Если во время совершения сделки по продаже автомобиля покупатель думал, что покупает машину с минимальным пробегом, а уже после выяснилось, что это не соответствует действительности, то сделку можно аннулировать.

Получается, что в ходе эксплуатации автомобиля, уже после его покупки, покупателем был выявлен гораздо более существенный его износ, чем заявил продавец.
Скорее всего судебная экспертиза докажет, что продавец совершал определенные действия для того, чтобы скрыть истинные данные о пробеге автомобильного средства.

Возможно найдутся следы вмешательства в технические приборы учета.
Если при этом судом будет установлено, что при заключении договора был указан гораздо меньший пробег, то сделку признают недействительной на основании ст 179 ГК РФ.

Читайте также:  По продолжительности отпуска работников режимно-секретного подразделен... - Юриспруденция

Можно ли признать недействительным договор купли-продажи квартиры, в случае умышленного завышения цены на имущество?

Договор купли-продажи может быть признан недействительным на основании ст 179 Гражданского кодекса РФ, если потерпевшая сторона (в нашем случае это покупатель, заплативший несправедливо завышенную цену) обратится с иском в суд.
Статья 179 ГК РФ содержит существенное условие, по которому продавец знал или должен был знать об обмане на момент совершения сделки.

В нашем случае возможно двоякое понимание ситуации: продавец мог знать о том, что цена на квартиру завышена, а мог и сам заблуждаться по этому поводу.
Следовательно, для того чтобы признать такую сделку недействительной, и обязать продавца вернуть деньги, необходимо доказать его причастность к завышению цены на квартиру.

Обычно для того, чтобы оценить имущество перед продажей привлекается третья сторона — независимый оценщик. Если цена намерено завышена независимым оценщиком, то справедливо полагать, что требование о возмещении убытков нужно предъявить ему. Однако это можно сделать лишь в том случае, если оценщик никак не связан с продавцом квартиры, то есть действительно независим.

Расторгнуть сделку в этом случае не получится, так как она заключалась не с оценщиком, а с продавцом. А вот взыскать ущерб можно.
По-другому следует действовать, если известно, что оценщика квартиры приглашал сам продавец. При рассмотрении споров в суде, обычно предполагается, что оценщик, привлеченный продавцом, имеет с ним в договоренность.

То есть продавец знает о намеренном завышении цены оценщиком, так как сам в первую очередь в этом заинтересован.
Даже если наличие договоренности с оценщиком невозможно доказать в ходе разбирательства, суд все равно может возложить ответственность на продавца.

В соответствии п 2 статья 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана истца третьим лицом, признается недействительной, если продавец знал или должен был знать об обмане.

Если в договоре аренды отражена большая площадь помещения, чем фактически используется арендатором, можно ли признать, что при подписании договора он был введен в заблуждение, и на этом основании расторгнуть сделку?

В изложенной ситуации расчет стоимости арендной платы по договору осуществлялся исходя из большей площади помещения. Поэтому фактически оказывается, что арендатор ежемесячно переплачивает некоторою сумму.
Однако доказать в судебном порядке свое право на расторжение этой сделки арендатору будет не просто.

Ст 179 ГК РФ предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной под влиянием заблуждения. Но для этого нужно представить доказательства того, что истец намерено был введен в заблуждение второй стороной спора.

Арендный договор практически никогда не заключается без предварительного осмотра арендуемого помещения. Если арендодателем проводился показ объекта, а арендатор, видя его реальную площадь, подписал арендный договор, то ошибка, допущенная в документе не будет иметь значения для суда.

Суд может встать на сторону арендатора, только если по какой-то причине арендный договор заключался без предварительного осмотра помещения, и при этом арендодатель намеренно указал в договоре большую площадь помещения, с целью обмана и повышения стоимости.

В противном случае арендатор сам расплачивается за свою невнимательность при подписании договора, так как не проявил требующуюся от него осмотрительность при заключении сделки.

Комментарии к законодательству

Полное описание

Проблема злоупотребления правом имеет давнюю историю. В римском праве проблема злоупотребления правом обсуждалась при решении конкретных жизненных ситуационных споров, но сам термин в законодательстве европейских стран стал упоминаться лишь в начале XVIII века, а в российском законодательстве начиная с Гражданского кодекса РСФСР 1922г. В настоящее время вопрос о применении правовых норм о злоупотреблении правом в юридической литературе является достаточно актуальным и неоднозначным. Одним из основополагающих принципов российского гражданского права является принцип добросовестности (ст.ст. 1, 10 ГК РФ). Дальнейшее развитие этот принцип находит в недозволенности злоупотребления правом. Суть данного запрета в том, что каждый субъект гражданских прав волен свободно распоряжаться своими правами, но при этом не должен умышленно нарушать права и интересы других лиц. Действия, причиняющие неблагоприятные последствия для других лиц, и являются злоупотреблением правом.

В соответствии со ст. 10 ГК РФ злоупотребление правом определяется как осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции и злоупотребление доминирующим положением на рынке, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

Квалифицирующие признаки злоупотребления правом в законе отдельно не выделены. Однако, исходя из анализа судебной практики, в литературе выделяются общие признаки злоупотребления:

  1. Наличие у злоупотребившего лица соответствующего субъективного права;
  2. Данное право должно быть у лица как до совершения действий, выступающих в качестве злоупотребления, так и в процессе их осуществления;
  3. Недобросовестность осуществления субъективного права. Данное понятие носит оценочный характер и не имеет законодательного закрепления;
  4. Лицо выходит за пределы осуществления субъективного права. Данными пределами являются границы дозволенного поведения субъекта, выходя за которые лицо нарушает законные интересы другого субъекта права;
  5. Цель поведения злоупотребившего лица не соответствует назначению права;
  6. Действия лица направлены на извлечение для себя определенных преимуществ в ущерб другим лицам и правосудию в целом;
  7. Наступление неблагоприятных последствий для других субъектов вследствие злоупотребления правом либо угроза их наступления;
  8. Наличие причинно-следственной связи между поведением лица и наступившими неблагоприятными последствиями.

Данные признаки свидетельствуют о злоупотреблении лицом своим правом, но для подобной оценки не обязательно наличие всех выше указанных признаков в совокупности.

В научной литературе предлагается большое количество классификаций форм злоупотребления по различным основаниям. Однако, на основе анализа ч. 1 ст. 10 ГК РФ можно выделить такие формы злоупотребления правом:

  1. действия управомоченного субъекта исключительно с намерением причинить вред другому лицу. Данная форма характеризуется наличием противоправной цели поведения, виной злоупотребившего лица, намерением причинить вред, который является результатом действий субъекта;
  2. обход закона с противоправной целью, но определения данного понятия в законе не содержится;
  3. злоупотребление правом в конкурентных отношениях, которое выражается в использовании гражданских прав в целях ограничения конкуренции, злоупотреблении доминирующим положением на рынке и недобросовестная конкуренция. На данные отношения распространяет действие ФЗ от 26.07.2006г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»;
  4. иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

Данный перечень не является исчерпывающим, т.к. не представляется возможным закрепить все действия, выступающие в качестве злоупотребления. Кроме этого, в судебной практике появляются новые примеры рассматриваемого явления.

В случае злоупотребления правом в законе для лица предусмотрены неблагоприятные последствия. Они закреплены в ст. 10 ГК РФ, а именно:

  1. отказ лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично;
  2. обязанность лица, злоупотребившего правом, возместить причиненный ущерб;
  3. иные меры, предусмотренные законом.

Рассмотрим каждое из последствий подробнее. 

Отказ в защите права означает невозможность осуществления управомоченным лицом принадлежащего ему права в судебном порядке. Но данное ограничение не тождественно отказу в иске. При этом суд в мотивировочной части соответствующего решения должен указать основания квалификации действий истца как злоупотребление правом. Отказ в защите права может проявляться в:

  • лишении субъективного права в целом;
  • лишении правомочий на результат, достигнутый недозволенным осуществлением права;
  • отказе в конкретном способе защиты и др.

Стоит указать, что отказ в защите права направлен, прежде всего, против лица, злоупотребившего своими гражданскими правами. 

Возмещение причиненных убытков и иные меры ответственности служат для обеспечения интересов потерпевшего от злоупотребления лица. В указанной норме проявляется основная компенсационная функция гражданского права. Отказ в защите права применим как в отношении ответчика, так и истца, что подтверждается судебной практикой.

Среди иных мер, предусмотренных законом, можно назвать: 

  • признание сделки недействительной, например, по ст. 168 ГК РФ;
  • восстановление положения лица, существовавшего до нарушения права и др.

Отсутствие законодательно закрепленных критериев злоупотребления правом и потому широкая сфера усмотрения суда влечет проблемы по его доказыванию. Далее рассмотрим отдельные примеры из судебной практики по каждой форме злоупотребления правом.

Так, при выявлении действий, совершаемых исключительно с целью причинения вреда, необходимо акцентировать внимание на цель действий, наличия умысла в поведении лица.

Например, требования истца об обязании ответчика расторгнуть договоры с арендаторами, ведущими коммерческую деятельность, аналогичную коммерческой деятельности истца, и не заключать указанные договоры в дальнейшем в течение срока действия договоров с истцом свидетельствуют о злоупотреблении правом (Постановление ФАС Московского округа от 10.02.2010 № КГ-А40/15571-09 по делу № А40-26049/09-85-196).

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *