Залоговый кредитор в деле о банкротстве

Залоговый кредитор в деле о банкротстве

Кроме того, объем предоставляемых прав зависит от типа кредитора – это может быть как обычное лицо, преследующее цель вернуть собственные средства, так и конкурсный кредитор, наделяемый расширенными полномочиями. Также права кредиторов при банкротстве в существенной степени зависят от доли предъявляемых ими требований в общем объеме неисполненных обязательств должника. В то же время Законодательство дает право миноритарным заимодавцам объединять свои требования в одно, что обеспечивает им больший объем полномочий.

Нужно также учитывать статус лица, в отношении которого проводится процедура банкротства.

Наиболее сложным ввиду своей относительной новизны является банкротство физлиц – объем судебной практики по таким делам еще недостаточно велик, поэтому решение отдельных вопросов, в том числе и касающихся прав кредиторов, здесь может вызывать определенные разногласия. Избежать этого поможет банкротство физических лиц под ключ, проводимое квалифицированными юристами.

Общие права кредиторов при банкротстве должника

Ст.11 Федерального закона №127-ФЗ от 26 октября 2002 «О несостоятельности (банкротстве)» содержит полный перечень прав кредиторов:

  • требовать коммерческую, а также финансовую информацию о лице-должнике;
  • требовать созыва общего собрания кредиторов, получать в их ходе право голоса, делегировать представителя в кредиторский комитет;
  • принимать участие в выборе управляющего;
  • оспаривать подозрительные сделки, проводимые должником, привлекать лиц, осуществляющих контроль за его действиями, к ответственности;
  • осуществлять контроль действий выбранного управляющего, обжаловать принимаемые им решения и действия;
  • направлять в суд жалобы, ходатайства и возражения.

Как отмечено выше, конкурсные кредиторы наделены более широкими правами. В частности, они уполномочены:

  • обращаться в арбитражный суд с заявлением о возбуждении в отношении должника делопроизводства о банкротстве;
  • лично участвовать в рассмотрении дела о признании банкротом задолжавшего лица;
  • подавать в арбитражный суд ходатайство о смене управляющего;
  • направлять запросы о выборе процедуры того либо иного вида;
  • предлагать кандидатуры на вакансию арбитражного управляющего.

Залоговый кредитор в деле о банкротстве

Права конкурсного кредитора при созыве общего собрания

В соответствии с положениями Закона о банкротстве созыв и проведение общего собрания кредиторов могут осуществляться участвующими в рассмотрении деле государственными лицами, а также конкурсными кредиторами.

При проведении таких собраний лица, признанные конкурсными кредиторами, могут реализовать следующие свои права:

  • назначение либо корректировка сроков проведения тех или иных процедур;
  • утверждение графика погашения должником неисполненных обязательств;
  • разработка и утверждение плана процедур, входящих в процедуру банкротства;
  • утверждение выбранного представителя собрания;
  • определение требований к лицу, назначаемому на должность управляющего той или иной процедурой;
  • предложения кандидатур на должность управляющего;
  • заключение с должником мирового соглашения.

Особенности правового положения залоговых кредиторов в делах о банкротстве граждан

Залоговый кредитор в деле о банкротстве

Адвокат Антонов А.П.

Распространенной и эффективной мерой удовлетворения требований кредитора перед должником является банкротство.

Банкротство должника, с одной стороны, гарантирует максимальное выявление не только всех активов должника на текущий момент, но и проверку его действий со своими активами за предшествующий период, а с другой — гарантирует защиту полученных в ходе процедуры денежных средств от возможных посягательств третьих лиц (признание сделки недействительной и приведение кредитора с должником в первоначальное положение).

При банкротстве должника зачастую в более выгодном положении оказывается не тот кредитор, который первый успел подать на банкротство должника или права требования которого к должнику больше остальных, а кредитор с правами требования, обеспеченными залогом.
Первостепенной задачей для кредитора после возбуждения дела о банкротстве является включение требований в реестр к должнику. Предъявить данные требования можно в любое время до возбуждения конкурсного производства (в отношении юридических лиц) и реализации имущества (в отношении граждан). В указанных процедурах срок на предъявление требований к должнику ограничен двумя месяцами с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (за исключением специально оговоренных ст. 142 Закона N 127-ФЗ случаев).
При этом под датой опубликования сведений о введении соответствующей процедуры банкротства согласно п. 1 ст. 28 Закона N 127-ФЗ понимается публикация в официальном печатном издании, определенном регулирующим органом.
Таким печатным изданием в настоящее время является именно газета «Коммерсант», а не ЕФРСБ или иные источники. В этой связи двухмесячный срок на предъявление требований подлежит исчислению именно с даты, указанной в газете «Коммерсант».
Восстановление пропущенного двухмесячного срока на включение в реестр законодательством не предусмотрено.
Данный подход вытекает из принципов правовой определенности и стабильности, учитывающих интересы кредиторов, в предусмотренные Законом N 127-ФЗ сроки предъявивших свои требования к должнику (а стало быть, заинтересованных во взыскании задолженности и регулярно отслеживающих состояние должника), а также предполагающих соблюдение регламентированных Законом N 127-ФЗ сроков рассмотрения дел о банкротстве (п. 2 ст. 124, п. 2 ст. 213.24 Закона N 127-ФЗ).

В судебной практике сформирована позиция, что соблюдение процессуальных сроков направлено на обеспечение стабильности и определенности как в спорных материальных правоотношениях, так и в возникших в связи с судебным спором процессуальных правоотношениях.

Требования кредиторов, поданные после пропуска указанного срока, подлежат удовлетворению за счет имущества, оставшегося после удовлетворения требований реестровых кредиторов, что соответствует принципу правовой определенности и стабильности.
В то же время в связи с введением института банкротства граждан восстановление двухмесячного срока в делах об их банкротстве стало возможным, что существенно отличается от позиции законодателя в этом вопросе применительно к юридическим лицам.

Так, по смыслу п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г.

N 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» при исчислении предусмотренного Законом N 127-ФЗ срока для заявления требований в деле о банкротстве гражданина информация о признании обоснованным заявления о признании гражданина банкротом и введении реструктуризации его долгов, а также о признании гражданина банкротом и введении реализации его имущества доводится до всеобщего сведения путем ее включения в ЕФРСБ и публикации в официальном печатном издании в порядке, предусмотренном ст. 28 Закона N 127-ФЗ. При определении начала течения срока на предъявление требования в деле о банкротстве гражданина следует руководствоваться датой более позднего публичного извещения.

Соответственно, общие требования по соблюдению двухмесячного срока для включения в реестр к должнику сохранились. Но в то же время указанный срок подлежит исчислению с даты опубликования более позднего сообщения о признании гражданина банкротом и введения реализации его имущества (по аналогии с конкурсным производством). Так, в случае публикации сообщения в ЕФРСБ позднее, чем в «Коммерсанте», суд при исчислении двухмесячного срока может руководствоваться именно публикацией в ЕФРСБ, даже несмотря на законодательное закрепление «Коммерсанта» в качестве официального издания. Находим это удобным для кредиторов, пропустивших срок с даты публикации в «Коммерсанте». В делах о банкротстве юридических лиц такое отступление невозможно, поскольку суды руководствуются именно датой публикации в официальном издании.
Вместе с тем п. 2 ст. 213.8 и п. 4 ст. 213.24 Закона N 127-ФЗ предусматривают возможность восстановления арбитражным судом указанного срока в случае его пропуска по уважительной причине. Это увеличивает шансы кредиторов на включение требований в реестр к должнику даже в случае их заявления за пределами указанного срока.
Возможность восстановления указанного срока в делах о банкротстве граждан связана, по нашему мнению, прежде всего с отсутствием главенствующих публичного и предпринимательского характера деятельности, как в случае с юридическими лицами.
Полагаем, что данные нормы Закона N 127-ФЗ направлены также на защиту иных «непрофессиональных» участников дел о банкротстве — граждан, вступающих в правовые отношения с должником-гражданином, но не владеющих сведениями обо всех возможных последствиях такого взаимодействия. Тем самым можно говорить о применении принципа равенства всех перед законом с оговорками, учитывающими статус граждан как участника правоотношений.
При этом следует остановиться более подробно на требовании п. 2.1 ст. 213.24 Закона N 127-ФЗ, закрепляющем обязанность финансового управляющего направлять по почте уведомление о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества гражданина всем известным ему кредиторам не позднее чем в течение 15 дней с даты вынесения арбитражным судом решения о признании гражданина банкротом.

Суды зачастую принимают сторону кредитора исходя исключительно из факта его не уведомления финансовым управляющим.

В то же время отсутствие у финансового управляющего сведений о данном кредиторе судом не учитывается, тогда как Законом N 127-ФЗ предусмотрена обязанность финансового управляющего уведомить «всех известных» кредиторов должника об ограниченности сроков уведомления кредиторов пятнадцатью днями.
По нашему мнению, при рассмотрении аналогичных требований целесообразно рассматривать как минимум наличие (отсутствие) уважительных причин пропуска срока, а также дополнительно можно рассматривать такое требование через призму добросовестного поведения кредитора. Такой подход позволит максимально защитить интересы независимых кредиторов, поскольку зачастую включение «недобросовестных» и «дружественных» должнику кредиторов направлено на получение такими кредиторами привилегий в деле о банкротстве (оказания влияния на решения собраний кредиторов, неправомерное распределение конкурсной массы в пользу и т.д.).
Пленум ВАС РФ в Постановлении от 25 декабря 2013 г. N 99 «О процессуальных сроках», сохраняя за пропустившим установленный срок кредитором право на справедливое судебное разбирательство, указал на возможность восстановления пропущенного срока в течение ограниченного разумными пределами срока и при наличии существенных объективных обстоятельств, не позволивших такому кредитору своевременно обратиться за защитой своих прав.
Тем самым при рассмотрении вопроса о восстановлении пропущенного процессуального срока должно учитываться наличие именно существенных обстоятельств, а не формальных, к которым смело можно отнести неуведомление финансовым управляющим конкретного кредитора при отсутствии у управляющего сведений о таком кредиторе и его требованиях к должнику.
Если все же кредитору не восстановили пропущенный срок, то его требования включают «за реестр». Кредиторы, чьи требования к должнику обеспечены залогом его имущества, в этом вопросе не являются исключением, ввиду чего требования залоговых кредиторов также включают «за реестр» и отказывают в установлении статуса залогового кредитора.
Однако подобный отказ сам по себе не прекращает право залога.
В силу ст. 334 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.
Применительно к Закону N 127-ФЗ следует разграничивать специальные права залогодержателя, составляющие его залоговый статус, от общих прав залогодержателя.

Право залогового кредитора на удовлетворение своих требований из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами должника, исходя из правовой природы залога как обеспечительной сделки (п. 1 ст. 329 ГК РФ) и по смыслу п.

4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. N 58, не является специальным правом, предоставленным залогодержателю Законом N 127-ФЗ, что также следует из системного толкования п. 1 ст.

Читайте также:  Договор займа между физическими лицами с залогом автомобиля в 2021 - образец

334 ГК РФ о праве залогодержателя на преимущественное перед другими кредиторами удовлетворение своих требований.

Таким образом, прекращения залога в связи с истечением срока на предъявление требований к должнику в установленный Законом N 127-ФЗ срок не происходит и залогодержатель не утрачивает своих прав в отношении предмета залога, в том числе на удовлетворение своих требований преимущественно перед другими кредиторами от продажи залога.
Рассмотренная выше ситуация касается распределения доходов от продажи залога. До недавнего времени иной возможности преимущественного удовлетворения своих требований у залогового кредитора не имелось. Вместе с тем начиная с июля 2014 г. у залоговых кредиторов появилась новая возможность — удовлетворение своих требований за счет доходов от сдачи в аренду предмета залога. И это очень выгодно залоговому кредитору, поскольку продажа залога может растянуться на многие месяцы и даже на несколько лет, что в том числе сказывается и на стоимости залога.
Пунктом 2 ст. 334 ГК РФ предусмотрено право залогодержателя преимущественно перед другими кредиторами залогодателя получить удовлетворение обеспеченного залогом требования за счет в том числе причитающихся залогодателю или залогодержателю доходов от использования заложенного имущества третьими лицами.

Указанная норма в новой редакции включена в ГК РФ Федеральным законом от 21 декабря 2013 г.

N 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (далее — Закон N 367-ФЗ) , вступившим в законную силу 1 июля 2014 г. и распространяющим свое действие на правоотношения, возникшие после дня вступления его в силу.

Статьей 138 Закона N 127-ФЗ предусмотрено право залогодержателя на получение 70% из средств, вырученных от реализации предмета залога (80% для залогодержателя по кредитному договору). Следовательно, распределение доходов от сдачи в аренду залога будет осуществляться с соблюдением установленного ст. 138 Закона N 127-ФЗ порядка, до продажи предмета залога либо расторжения договора аренды.
В судебной практике уже сформировалась однозначная правовая позиция о преимущественном праве залогодержателя на получение доходов от сдачи в аренду залога, с соблюдением условия о заключении договора залога после даты вступления в силу изменений, установленных Законом N 367-ФЗ.
Таким образом, за время сдачи в аренду залога залогодержатель имеет возможность частично удовлетворить свои требования к должнику, преимущественно не только перед реестровыми кредиторами, но и перед требованиями кредиторов по текущим платежам. Указанное нововведение существенно улучшило положение залоговых кредиторов и обеспечило максимальную защиту их прав, что при затягивании сроков продажи залога и его использовании во время процедуры банкротства вполне разумно.
Вместе с тем, в отличие от банкротства юридических лиц, в банкротстве граждан оставшиеся после погашения требований кредиторов первой и второй очереди денежные средства включаются в конкурсную массу (абз. 5 п. 5 ст. 213.27 Закона N 127-ФЗ). Оставшиеся после полного погашения судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения финансовому управляющему и на оплату услуг привлеченных им лиц денежные средства в данном случае направляются на погашение части обеспеченных залогом имущества гражданина требований конкурсных кредиторов.
Таким образом, законодателем, с одной стороны, устранено отличие между залоговыми кредиторами по кредитному договору и иными залоговыми кредиторами, с другой же стороны, применен обратный порядок распределения денежных средств на погашение требований кредиторов первой и второй очереди и судебных расходов по делу о банкротстве.

В свою очередь, судебная практика при рассмотрении дел о банкротстве граждан исходит из принципа приоритетного погашения требований залоговых кредиторов от оставшихся после погашения требований кредиторов первой и второй очередей денежных средств (по аналогии с п. 2.1 ст. 138 Закона N 127-ФЗ) .

По нашему мнению, вопрос о порядке распределения денежных средств в делах о банкротстве граждан еще остается открытым и возможны изменения либо положений ст. 213.

27 Закона N 127-ФЗ путем приведения их в соответствие с общими нормами Закона N 127-ФЗ, либо будет сформирована окончательно судебная практика в части применения данной нормы Закона N 127-ФЗ.

Залоговый кредитор в деле о банкротстве

Залог – самый распространенный метод из обеспечения обязательств по кредиту. Если должник не исполнил или просрочил сроки платежей, залоговое имущество станет обеспечением, которое можно взыскать в счет долга. Залоговый кредитор при банкротстве имеет определенные права и особый статус. Рассмотрим подробнее, в чем они заключаются.

Кто такой залоговый кредитор

В деле о несостоятельности залоговый кредитор – тот, чьи требования «прикрыты» залоговым имуществом, находящимся в собственности должника. Банкротство, по какой бы процедуре оно ни происходило и на какой стадии ни находилось, не отменяет залоговых взаимоотношений. Залоговый кредитор является конкурсным кредитором с определенными правами и ограничениями.

Иными словами, залоговый кредитор в деле о банкротстве не утратит свой статус и точно получит назад деньги, обеспеченные залогом – это гарантирует закон.

Привилегии залогового кредитора

В деле о банкротстве требования залогового кредитора относятся к третьей очереди, но его статус также имеет ряд преимуществ, которые ему гарантирует Федеральный закон от 26 октября 2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»:

  1. Он единственный из всех кредиторов имеет право получить назад заемные средства, реализовав залоговое имущество в любой момент, когда он того потребует. Если процедура банкротства уже начата, это требование можно озвучить только через решение суда. Ст. 138 Закона о банкротстве дает ему право на получение 70% от суммы, вырученной за реализацию предмета залога.
  2. Должник не может заключить мировое соглашение, если залоговый кредитор не даст на то свое прямое согласие (п. 2 ст. 150 Закона о банкротстве).
  3. В ходе конкурсного производства невозможно замещать активы должника (п. 2 ст. 149 ФЗ №127).
  4. В отдельных случаях залоговый кредитор имеет право не реализовывать предмет залога, а оставить его за собой (ст. 18 ФЗ №127). Но в этом случае ему придется перечислить часть стоимости (20-30%) на указанный судом банковский счет – в качестве доли вознаграждения арбитражным управляющим.
  5. Кредитор определяет процедуру и условия продажи предмета залога (п. 4 ст. 138 ФЗ №127).

Ограничения залогового кредитора

Этот статус считается привилегированным, но на самом деле предполагает достаточно серьезные обязанности и ограничения. Из-за них иногда залоговый кредитор может отказываться от своих прав, чтобы получить определенное возмещение из конкурсных средств.

Проблемы залоговых кредиторов в деле о банкротстве

Несмотря на то что законодательно интересы залоговых кредиторов достаточно защищены, на практике часто возникают ситуации, когда неблагоприятные последствия неисполнения обязательств перед ними неизбежны. Расскажем на примере конкретных дел и опыта, с какими проблемами сталкиваются залоговые кредиторы в делах о банкротстве и какие меры можно предпринять для их устранения и минимизации

Затягивание процесса реализации имущества

Рассмотрим проблемы, с которыми чаще всего сталкиваются залоговые кредиторы в последнее время. Первая — злоупотребление процессуальными правами со стороны оппонентов залогового кредитора. Они подают ряд заявлений о разногласиях в порядке, предусмотренном ст. 60 Федерального закона № 127-ФЗ, в целях затягивания процесса реализации залогового имущества.

Главный негативный фактор таких заявлений заключается в том, что залоговому кредитору форсировать их рассмотрение достаточно проблематично. В Законе о банкротстве закреплено право кредиторов заявлять возражения против положения о порядке реализации, если оно нарушает их законные интересы.

В ряде случаев, даже после их рассмотрения оппонентами залогового кредитора могут быть поданы повторные заявления о разногласиях, в которых приводятся доводы, не вошедшие в предмет рассмотрения ранее.

При этом заявления могут сопровождаться требованиями о принятии обеспечительных мер в виде приостановки торгов до разрешения разногласий или в виде запрета на их проведение.

В таких условиях длительный срок процедуры можно использовать против самих оппонентов.

К примеру, в одном из дел залоговым кредитором было доказано, что весь период конкурсного производства арбитражный управляющий сдавал имущество должника в аренду по заниженной стоимости, в связи с чем с него были взысканы убытки за весь период его деятельности1. Чтобы исключить риски, описанные выше, рекомендуем принимать меры по своевременной защите от необоснованных требований аффилированных с должником кредиторов.

Есть еще одна проблема, возникновение которой также может привести к затягиванию реализации актива должника. Зачастую должнику на праве собственности принадлежат доли в праве на объект недвижимого имущества.

В подобной ситуации конкурсный управляющий может обратиться с отдельным иском в общегражданском порядке о выделе в натуре нежилого помещения, то есть трансформации доли в праве в самостоятельный объект.

Учитывая, что подобное требование, как правило, заявляется по истечении значительно периода времени после возбуждения процедуры банкротства, фактически оно направлено не на увеличение последующей стоимости актива должника, а на затягивание его реализации2.

Принимая в залог доли в праве, есть большая вероятность столкнуться с подобной проблемой, поэтому соответствующий риск необходимо учитывать при заключении сделок. Как вариант предлагаем на стадии рассмотрения дела о банкротстве как можно скорее самостоятельно подать заявление о выделе доли в натуре, чтобы к моменту проведения торгов это уже было реализовано.

Утрата имущества

Третья проблема — часть залогового имущества может быть утрачена в период, когда уже было возбуждено дело о банкротстве.

Если утрата произошла в процедуре конкурсного производства при решении вопроса о взыскании убытков с конкурсного управляющего, то подлежит обсуждению вопрос, насколько добросовестно вел себя залоговый кредитор.

Если он не докажет, что им были предприняты все возможные меры для минимизации потерь конкурсной массы, то убытки, возможно, не будут взысканы3.

Если же утрата произошла в процедуре наблюдения, встает вопрос о том, можно ли взыскать убытки не только с исполнительного органа должника, но и с временного управляющего, к обязанностям которого, согласно ст. 67 Закона о банкротстве, относится принятие мер по обеспечению сохранности имущества.

Например, временный управляющий обладает полномочиями по судебному отстранению единоличного исполнительного органа, если имуществу должника причиняется вред либо оно расхищается4.

В случае если временный управляющий этого не сделал, представляется, что бремя ответственности за соответствующее бездействие можно возложить и на него5.

Читайте также:  Подсудность гражданских дел и правила ее определения

Оспаривание договора залога

В ряде случаев оппонент залогового кредитора подают заявления о признании договора залога недействительным. Эти действия также чреваты проблемами.

  • Как правило, заявители используют следующие основания:
  • • отсутствие встречного предоставления со стороны лица, за исполнение обязательств которого было выдано обеспечение;
  • • предмет залога составляет большую часть активов должника, и, выдавая такое обеспечение, он заведомо обрек себя на банкротство в случае исполнения обязательства;
  • • в результате обращения взыскания на предмет залога должник перестанет осуществлять свою основную деятельность (или какую-либо деятельность в принципе);

• лицо, за которое выдавалось обеспечение, уже на тот момент отвечало признакам неплатежеспособности, и, передавая имущество в залог, стороны заведомо знали о скором наступлении неисполнения основного обязательства и о необходимости залогодателю исполнить свое и т.д.

Часть соответствующих рисков нивелируется на стадии заключения договоров, принимая во внимание финансовые показатели лиц, предоставивших обеспечение, а также других участников правоотношений, историю заключения сделок с ними, а также иные обстоятельства6.

Оппоненты — бывшие супруги должника

В течение 2018 года Верховный Суд РФ рассмотрел не менее десяти споров, иллюстрирующих проблемы, с которыми сталкиваются залоговые кредиторы. Так, одним из супругов в залог было передано недвижимое имущество. Решением суда общей юрисдикции в собственность каждого из супругов была выделена ½ доли в праве на указанные объекты.

Далее были возбуждены процедуры банкротства обоих супругов, и финансовый управляющий в деле того из них, который не передавал имущество в залог, основываясь на данных ЕГРН (в частности, на принципе достоверности публичного реестра), проинвентаризировал и оценил ½ доли в праве и вышел в суд с заявлением об утверждении положения о порядке реализации.

Суды первых двух инстанций в удовлетворении его требований отказали, поскольку у обоих супругов имелись общие обязательства перед банком еще до раздела имущества.

Так как пользование и распоряжение общим имуществом по взаимному согласию супругов предполагается, то передача актива в залог одним из них означает тождественную волю второго супруга на это (по смыслу ст. 35 Семейного кодекса РФ).

Суды также отметили, что изменение режима имущества с общей собственности на долевую не влечет следующей трансформации: залога на объект в целом — в залог на доли в праве. Аналогичная правовая позиция содержится в ряде иных судебных актов7.

Между тем суд округа отменил данные акты, отметив, что в деле о банкротстве второго супруга банк не обращался с заявлением о включении залоговых требований. Он также обратил внимание на решение СОЮ о разделе долей и на наличие сведений об их принадлежности в размере ½ каждому из супругов в ЕГРН.

Но ВС РФ с такой позицией не согласился и решение отменил.

По мнению Экономической коллегии, вне зависимости от разделения права собственности на долевое, от наличия решения суда о разделе, отсутствия залоговых требований банка ко второму супругу, если имущество обременялось в момент его принадлежности на праве общей совместной собственности, залоговый кредитор вправе рассчитывать на погашение своих требований от продажи имущества целиком, а не от доли в праве. Второй супруг может рассчитывать только на остаток8.

В другом деле о банкротстве было реализовано залоговое имущество, 80% полученных средств от которого было направлено залоговому кредитору, а бывший супруг должника настаивал на получении им оставшихся 20%.

В обоснование своей позиции он ссылался на Решение СОЮ, которым, как и в предыдущем деле, был изменен режим собственности на долевую, а также на п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.

2011 № 51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей», в котором указано, что он имеет преимущество перед иными кредиторами.

Его поддержал Суд округа, отменивший акты первой и второй инстанций. А ВС РФ данное постановление отменил, указав, что бывший супруг гражданина-банкрота, являющийся созалогодателем и должником по обеспечительному обязательству, не может получить денежные средства приоритетно перед залоговым кредитором9.

Ряд вопросов и проблем возникает на стадии установления залоговых требований в части доказывания наличия предмета залога в натуре.

Одно из таких дел недавно было рассмотрено Верховным Судом РФ. Что примечательно, одним из предметов залога было недвижимое имущество, тогда как обычно подобные проблемы возникают при залоге товаров в обороте.

Суды трех инстанций включили требования как не обеспеченные залогом, поскольку, по их мнению, кредитор-заявитель не представил достаточных доказательств наличия предмета залога в натуре, сославшись на п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.

2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя».

Отменяя три предыдущих акта, Верховный Суд отметил, что в случае предоставления заявителем достаточно серьезных первичных доказательств бремя доказывания условий для отказа в установлении требований переходит на его процессуальных оппонентов.

Например, возражение о ничтожности договора залога, уничтожении заложенного имущества, приобретения залогового имущества добросовестным третьим лицом и иные. По мнению Верховного Суда, бремя доказывания в данном обособленном споре было распределено неверно. При новом рассмотрении дела требование было включено как обеспеченное залогом10.

Недопустимая трансформация

В одном из дел, рассмотренных Верховным Судом РФ, разрешался вопрос о трансформации незалоговых обязательств в залоговые.

Кредитор обратился в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом и о включении части его требований как обеспеченных залогом. Суд ввел процедуру наблюдения, но в резолютивной части судебного акта вывода о том, что требования признаются обеспеченными залогом, не сделал.

Кредитор, являющийся заявителем по делу о банкротстве, данный судебный акт не обжаловал.

Позднее в отношении должника была введена процедура конкурсного производства, и данным кредитором был выбран такой способ защиты права, как обращение с заявлением о трансформации его требований из незалоговых в залоговые.

Рассматривая данный спор, процессуальные оппоненты указанного кредитора ссылались на пропуск им двухмесячного срока, установленного ст. 142 Закона о банкротстве.

Суд первой инстанции требование удовлетворил, отметив, что кредитором изначально было заявлено требование как обеспеченное залогом, в связи с чем задолженность перед ним должна быть учтена соответствующим образом в реестре (фактически исправив допущенную ранее ошибку).

Суды двух последующих инстанций отказали в установлении за кредитором статуса залогового, поскольку посчитали, что им был пропущен двухмесячный срок на предъявление требования. Суд апелляционной инстанции обратил внимание на то, что кредитором не обжаловалось первоначальное определение о введении наблюдения.

Отменяя постановления судов апелляционной и кассационной инстанций, Верховный Суд РФ пришел к выводу, что, поскольку кредитор изначально в заявлении о признании должника банкротом просил включить его требования как обеспеченные залогом, судебная ошибка не должна поражать такого добросовестного кредитора в правах.

Данное дело примечательно тем, что судами всех инстанций был проигнорирован запрет, указанный в п.

3 Постановления Пленума ВАС РФ № 58, согласно которому, если кредитор ранее не заявлял о наличии оснований для включения его требований как обеспеченных залогом, то он имеет право трансформировать свои требования в будущем. Если же он об этом заявил, то такого права, по идее, в будущем он лишается.

Фактически судами было дважды рассмотрено требование с аналогичным предметом и основанием, что нарушает также императивный запрет, установленный в ст. 150 АПК РФ.

Единственным надлежащим способом защиты права для залогового кредитора в данном деле о банкротстве было обжалование судебного акта о введении наблюдения как вынесенного ошибочно. Если он этим правом не воспользовался, то иных законных способов защиты у него не имелось11.

Резюме

В заключение отметим еще несколько дел, позиции ВС РФ по которым заслуживают внимания. В одном из них банк настаивал на предоставлении ему преимущества в получении денежных средств, поступающих должнику от своих контрагентов по заложенным обязательствам.

При этом в банке не был открыт специальный счет должника для зачисления туда денежных средств, поступающих от контрагентов по заложенным обязательствам. Суды трех инстанций частично требования в реестр включили.

Однако Верховный Суд отказал в этом, отметив, что банк не открыл специальный счет для приема денежных средств, чем лишил себя преференций, установленных ст. 138 Закона о банкротстве12.

В ряде споров обсуждались вопросы прекращения права залога по лизинговым платежам13, эластичности залога на требования, возникшие из убытков14.

В очередной раз Верховный Суд высказался по поводу того, что залоговый кредитор от продажи имущества вправе получить исполнение не только в части оцененной стоимости залога, но и всего обязательства, которое обеспечивалось залогом15, а также относительно распределения денежных средств от сдачи предмета залога в аренду, если договор залога заключен до 01.07.201416.

Подводя итог описанным проблемам и примерам из судебной практики, можно сделать вывод: даже такой, казалось бы, надежный способ обеспечения, как залог, далеко не всегда позволяет прогнозировать момент исполнения обязательства, его полноту, а также гарантировать его исполнение в принципе. Это обусловлено обширными возможностями, которыми обладают участники дела о банкротстве и пробелами в нормативном регулировании.

Главным способом минимизации соответствующих рисков является глубокий превентивный анализ контрагента на стадии заключения кредитного договора и сделок, обеспечивающих его исполнение.

1. Дело № А40-123684/15, АС г. Москвы. 2. Дело № А40-122338/2015, АС г. Москвы. 3. Дело № А40-117848/2016, АС г. Москвы.

Как изменится арбитражная практика после определения ВС РФ по делу «Электрощита»

Верховный Суд РФ 8 апреля 2021 года принял определение, которое в совокупности с ранее принятыми судебными актами может существенно повлиять на законные интересы залоговых кредиторов в банкротных делах.

Залоговые кредиторы (в частности, банки) задались важным вопросом: смогут ли эти определения ВС РФ коренным образом изменить арбитражную практику и повлечь за собой подачу заявлений о возврате в конкурсную массу денежных средств, вырученных от реализации предмета залога.

С чего все началось

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 31.05.2016 по делу № А40-48943/15 ОАО «Московский завод «Электрощит» (далее также — должник, ОАО «Электрощит») признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим был утвержден Веснин Евгений Васильевич (далее — конкурсный управляющий).

Основным кредитором ОАО «Электрощит» было общество «Риал Эстейт Менеджмент», являющееся залоговым кредитором по кредитному обязательству. Как следует из материалов дела и судебных актов, недвижимое имущество должника, находящееся в залоге у «Риал Эстейт Менеджмент», было реализовано.

Однако между конкурсным управляющим и ФНС возникли разногласия по поводу распределения денежных средств, вырученных от реализации предмета залога. Конкурсный управляющий обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о разрешении данных разногласий.

ФНС в своем уведомлении конкурсному управляющему и далее в судебном заседании указывала, что у должника есть неисполненные текущие обязательства по уплате налогов на недвижимое имущество. А поскольку само недвижимое имущество было реализовано в качестве предмета залога, часть вырученных денежных средств должна пойти на погашение текущих налоговых обязательств.

Конкурсный управляющий не согласился с доводами ФНС РФ и сослался на ст.

Читайте также:  Как восстановить регистрационный учет машины в ГИБДД после утилизации?

 138 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), которая не предусматривает специальных правил по удовлетворению налоговых требований в отношении реализованного предмета залога.

Так, основываясь на п. 2 и 6 ст.

 138 Закона о банкротстве, конкурсный управляющий считал правомерным следующее распределение денежных средств:

  • в первоочередном порядке из вырученной от реализации предмета залога суммы гасятся расходы на проведение торгов по реализации залогового имущества должника (без учета налога на имущество и земельного налога);
  • из оставшихся денежных средств 95% направляется на удовлетворение требований залогового кредитора — «Риал Эстейт Менеджмент» (согласно материалам дела, должник не имел кредиторов первой и второй очередей, поэтому на удовлетворение требований залогового кредитора должно быть направлено не 80, а 95% вырученных денежных средств);
  • после этого погашаются судебные расходы по делу о банкротстве.

Однако представители ФНС РФ подчеркивали, что обязательные платежи (налог на имущество и земельный налог), являющиеся текущими обязательствами должника, неразрывно связаны с предметом залога, поэтому они должны погашаться приоритетно как платежи, связанные с обеспечением сохранности и ценности предмета залога.

Нижестоящие суды встали на сторону конкурсного управляющего.

Примеры — определение Арбитражного суда г. Москвы от 10.02.2020 по делу № А40-48943/2015, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.06.2020 по делу № А40-48943/2015 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.09.2020 по делу № А40-48943/2015.

Но ВС РФ в своем определении № 305-ЭС20-20287 от 08.04.2021 занял иную позицию, удовлетворил кассационную жалобу ФНС РФ и указал следующее.

Исходя из системной взаимосвязи ст. 134 и 138 Закона о банкротстве, устанавливающих определенную очередность удовлетворения требований кредиторов (в том числе залоговых), и учитывая телеологическое толкование п.

 2 и 6 ст.

 138 Закона о банкротстве, налоги на имущество и земельный налог, начисленные на залоговое имущество за время банкротных процедур, действительно относятся к расходам на обеспечение сохранности залогового имущества.

Соответственно, текущие обязательные платежи после реализации предмета залога должны погашаться в первоочередном порядке, перед погашением требований залогового кредитора и кредиторов первой и второй очередей.

Такой подход призван соблюсти баланс интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве и исключить злоупотребления со стороны залогового кредитора (в противном случае текущие обязательные платежи будут выплачиваться за счет конкурсной массы, а это нарушит интересы незалоговых кредиторов).

Первые последствия

Профессиональное сообщество по-разному отнеслось к решению Верховного Суда.

Часть экспертов одобрительно отзывалась о выводах ВС РФ, указывая на повышение правовой определенности в вопросе распределения денежных средств от реализации залогового имущества и отмечая правильное направление судебного толкования.

Другие аналитики с опаской отнеслись к позиции высшего судебного органа, отметив возможную асимметрию в правах и интересах уполномоченных органов и остальных кредиторов (особенно залоговых), а также нежелательность наделения ФНС РФ дополнительными гарантиями и преференциями в делах о банкротстве.

Так или иначе, перед залоговыми кредиторами возникла достаточно острая проблема. Определение ВС РФ № 305-ЭС20-20287 вместе с принятым ранее определением от 03.09.2020 № 305-ЭС20-10152 по делу № А40-46117/2019 (дело ООО «Группа Техмаш»), в котором решался вопрос об уплате НДС, начисленного на предмет залога, постепенно задает единый вектор разрешения споров этой категории.

Налицо нарастающее противостояние двух наиболее влиятельных групп кредиторов в делах о банкротстве: государства в лице ФНС РФ и банков-залогодержателей.

При этом, судя по упомянутым определениям ВС РФ, приоритет отдается интересам ФНС РФ и бюджету.

Замечу, что ранее судебная практика не исходила из того, что текущие налоги подлежат распределению по правилам п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве.

Кроме того, все актуальнее становится глобальный вопрос о политико-правовой целесообразности начисления текущих налогов в процедуре банкротства. Однако эта тема требует отдельного обсуждения.

Толкование нормы

На мой взгляд, телеологическое толкование, предложенное ВС РФ, нельзя признать единственно верным. Пункт 6 ст.

 138 Закона о банкротстве гласит: расходы на обеспечение сохранности предмета залога и реализацию его на торгах покрываются за счет средств, поступивших от реализации предмета залога, до расходования этих средств на погашение требований залогового кредитора и кредиторов первой и второй очередей.

Ключевым фрагментом данной нормы являются словосочетания «обеспечение сохранности предмета залога» и «реализация его на торгах». Относятся ли налог на имущество и земельный налог к способам или средствам обеспечения сохранности заложенного имущества или проведения торгов? Вряд ли можно ответить на этот вопрос положительно.

Между тем судебная практика располагает примерами, которые демонстрируют более логичный подход к определению расходов на сохранность предмета залога и проведение торгов.

Так, оплату услуг частной охранной организации, оплату комиссии, начисленной банком за возврат сумм задатка проигравшим участникам торгов, погашение текущей задолженности по оплате тепловой энергии и расходы на заработную плату сотрудникам должника, участвующим в обеспечении сохранности и функционирования залогового имущества, обоснованно можно отнести к расходам, предусмотренным п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве. В приведенных примерах расходы действительно связаны с обеспечением сохранности залогового имущества или с обеспечением возможности проведения торгов либо с поддержанием его работоспособности.

Думаю, что налог на имущество и земельный налог, хоть они и непосредственно связаны с самим предметом залога, не должны рассматриваться как «жизненно необходимые» для его сохранности и реализации.

В рассмотренном деле ОАО «Электрощит» целесообразнее было бы применить телеологическую редукцию, ограничив толкование нормы п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве согласно ее целевому назначению.

Но в результате мы получили противоположную ситуацию, и теперь к НДС на предмет залога добавились также налог на имущество и земельный налог.

Возможно, в судебной практике ближайших лет все обязательные платежи (а с какой-то вероятностью и любые платежи, так или иначе связанные с предметом залога) будут признаны расходами на обеспечение сохранности предмета залога и проведение торгов. Не уверен, что это абсолютно правильное решение во всех ситуациях.

Некоторые эксперты отмечают, что решение ВС РФ, напротив, устанавливает удобное генеральное правило о всевозможных издержках и способствует справедливому разрешению спорных вопросов.

Но, на мой взгляд, допуская «внеочередное» удовлетворение требований ФНС РФ, мы тем самым ограничиваем права и интересы залоговых и ординарных кредиторов.

Приоритетность в деле о банкротстве должны иметь те платежи, которые способствуют наполнению конкурсной массы.

Движение вспять

Для того чтобы залоговые кредиторы (банки) могли защитить свои интересы, им необходимо проанализировать возможные варианты подачи требований о возврате распределенных денежных средств в конкурсную массу.

Данный вопрос имеет не только теоретический, но и вполне практический характер — решение зависит и от сроков исковой давности, и от предмета и основания иска (заявления), и от конкретных процессуальных алгоритмов.

В деле о банкротстве существует три основных способа вернуть имущество должника в конкурсную массу.

Во-первых, это истребование вещи из чужого незаконного владения (виндикация), во-вторых, признание сделки недействительной по общегражданским (§ 2 гл. 9 ГК РФ) или банкротным (гл. III.1.

Закона о банкротстве) основаниям с применением реституции; в-третьих, требование о возврате неосновательного обогащения.

Сразу отметим, что, так как в соответствии со ст. 138 Закона о банкротстве все операции по распределению денежных средств, вырученных от реализации предмета залога, проводятся конкурсным управляющим с помощью специального банковского счета должника (то есть с использованием безналичных денежных средств), виндикация этого имущества невозможна.

Что касается оспаривания сделок, то, по мнению экспертов, этот вариант является основным способом вернуть имущество в конкурсную массу в ходе дела о банкротстве. При этом стоит признать, что признание сделки недействительной и применение реституции в отношении денежных средств, перечисленных залоговому кредитору по результатам торгов, вряд ли возможны.

Во-первых, это связано с тем, что перечисление денежных средств не является сделкой в классическом понимании гражданского законодательства.

Во-вторых, сложно подобрать общегражданские или специальные банкротные составы недействительности данного перевода денежных средств (даже если признавать сделку недействительной в касающейся вопроса части).

Наконец (хоть и с некоторыми оговорками), подлежащая применению реституция не будет носить встречного характера, что также противоречит существу законодательного регулирования последствий недействительности сделок.

Таким образом, наиболее эффективным способом вернуть денежные средства в конкурсную массу с последующим перераспределением становится иск о неосновательном обогащении.

Если перечисление конкурсным управляющим денежных средств, вырученных от реализации предмета залога, — это некий юридический факт, отличный от сделки и договора, то положения о неосновательном обогащении к нему применимы в полной мере.

В таком случае заинтересованное лицо (например, ФНС РФ, конкурсный управляющий) будет направлять иск к залоговому кредитору о возврате неосновательного обогащения из-за: а) факта незаконного приобретения денежных средств залоговым кредитором; б) отсутствия у залогового кредитора права на получения денежных средств в таком размере; в) отсутствия у конкурсного управляющего правомочия на перечисление денежных средств в таком размере. Истцу необходимо будет доказать перечисленные обстоятельства. Срок исковой давности равен трем годам с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (ст. 196 и 200 ГК РФ).

Еще один специальный способ возврата в конкурсную массу денежных средств, вырученных от реализации залогового имущества, — это направление в арбитражный суд заявления о разрешении разногласий (ст. 60 Закона о банкротстве).

Данный способ представляется наиболее эффективным с процессуальной точки зрения, однако в материально-правовом аспекте сторонам придется доказывать, по сути, то же самое наличие или отсутствие неосновательного обогащения.

Поэтому залоговый кредитор для защиты своих прав и интересов может принять на вооружение аргументацию, приведенную выше.

При этом сам субинститут заявлений о разрешении разногласий с точки зрения законодательного регулирования оставляет желать лучшего13.

Складывается ситуация, в которой залоговый кредитор не привлекается к участию в рассмотрении заявления либо заявление рассматривается в отсутствие залогового кредитора, но на него распространяется действие Определения суда.

Соответственно залоговый кредитор оказывается неспособным представить свои доводы по существу разногласий. Я считаю, что в таких случаях должно помочь обжалование Определения суда, рассмотревшего заявление о разногласиях.

Каковы же перспективы?

Логично предположить, что рассмотренное определение по делу «Электрощита» повлечет за собой инициирование уполномоченными органами и арбитражными управляющими разбирательств по возврату распределенных денежных средств в конкурсную массу. Думаю, что также могут быть поданы заявления о пересмотре судебных актов из-за новых или вновь открывшихся обстоятельств. В связи с этим разберем основные процессуальные вопросы.

По смыслу ст. 311 АПК РФ Определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ по делу «Электрощита» не является вновь открывшимся или новым обстоятельством и не потребует пересмотра уже вступивших в силу судебных актов в деле о банкротстве.

Кроме того, включение данного определения в обзор судебной практики также не будет основанием для пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2017 года № 24-П.).

Поэтому на текущем этапе уполномоченным органам придется подавать заявления по общим правилам искового производства либо, как было описано в предыдущем разделе, направлять заявления о разрешении разногласий.

Соответственно и конкурсные управляющие, и залоговые кредиторы смогут полноценно обосновать свою позицию и возразить на доводы уполномоченных органов, используя приведенную в предыдущих разделах аргументацию. Разрешение спора, на мой взгляд, будет, как и прежде, зависеть от дискреции судей.

Однако если определение будет включено в обзор судебной практики ВС РФ, то судьям придется считаться с позицией ВС РФ, сформулированной в деле «Электрощита» (Постановление Пленума ВС РФ от 30 июня 2020 года № 12 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции»).

В таком случае возможности для доказательственного маневра у залоговых кредиторов практически не останется.

В заключение хочу констатировать, что складывающаяся практика ВС РФ, с одной стороны, приводит к унификации правоприменения в делах о реализации предмета залога в банкротстве, а с другой стороны, создает некое ущемление прав залоговых кредиторов.

На сегодняшний день остается возможность «отбиться» от требований о возврате денежных средств, распределенных после реализации предмета залога, в конкурсную массу.

Вместе с тем существуют обоснованные опасения, что в обозримом будущем эта возможность будет заблокирована.

Что касается рекомендаций банкам и другим залоговым кредиторам, то помимо всего прочего можно посоветовать стараться максимально быстро реализовывать залоговое имущество во избежание начисления обязательных платежей. Впрочем, в любом случае четко сформулированная правовая позиция и весомые аргументы лучше любого совета смогут привести к положительному результату.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *